ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО
www.businesspravo.ru
    
                 О ПРАКТИКЕ НАПРАВЛЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
                  ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

                       ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

                           ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ


                             (БВСР 00-7)

     12 декабря 1993 г. была принята Конституция Российской Федерации,
впервые закрепившая принципы правосудия - состязательность,  равенство
всех перед законом и судом, презумпция невиновности и гарантия каждому
судебной защиты его прав и свобод.
     Принятие этого основополагающего Закона обусловило  необходимость
значительных   изменений   во   многих  отраслях  права,  но  наиболее
кардинально затронуло уголовный процесс.
     В этих  условиях деятельность органов дознания и предварительного
следствия,  а  в  особенности  судов,  без  приведения  УПК  РСФСР   в
соответствие с Конституцией Российской Федерации, крайне затруднена.
     Тем не  менее  принципы  правосудия,  закрепленные   Конституцией
Российской  Федерации,  в  меру  их понимания судьями,  стали напрямую
применяться судами общей юрисдикции всех уровней.  В  немалой  степени
этому  способствовали  постановления  Конституционного Суда Российской
Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
     Так, например,    на    деятельность   органов   предварительного
расследования и судов всегда оказывали серьезное воздействие проблемы,
связанные   с   возвращением   уголовных   дел   для   дополнительного
расследования.
     На протяжении многих лет стабильными остаются такие показатели: в
среднем в год судами направляется на дополнительное  расследование  10
процентов   от   общего   количества   поступивших   дел;  прокурорами
опротестовывается около 20 процентов определений судов  о  направлении
дел  для  дополнительного расследования;  удовлетворяется 60 процентов
протестов.
     Согласно статистике  примерно  10  процентов  от направленных для
дополнительного расследования дел впоследствии  прекращается  органами
дознания и предварительного следствия.
     Это свидетельствует о том,  что,  как правило,  суды  обоснованно
направляли дела для дополнительного расследования.
     В то же время  приведенные  цифры  показывают  и  о  значительном
количестве ошибок, допускаемых судами.
     Следовательно, возникает необходимость принятия действенных мер к
повышению качества расследования и судебного рассмотрения дел.  Однако
работу  следствия  и  судов  осложняет  противоречивость  применяемого
законодательства, несоответствие его Конституции Российской Федерации.
     20 апреля  1999  г.  к   проблеме   конституционности   отдельных
положений  ст.  232 УПК РСФСР обратился Конституционный Суд Российской
Федерации.  В  своем  постановлении  N  7-П   по   делу   о   проверке
конституционности положений пп.  1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч.
1 ст.  258 УПК РСФСР в связи с  запросами  Иркутского  районного  суда
Иркутской  области  и  Советского  районного  суда  г.Нижний  Новгород
Конституционный Суд Российской Федерации признал  не  соответствующими
Конституции Российской Федерации ее ст.ст. 49 и 52, ч. 3 ст. 123, ч. 1
ст.  46,  положения пп. 1 иЗ ч.1 ст. 232 УПК РСФСР, как возлагающие на
суд  обязанность  по  собственной инициативе возвращать уголовное дело
прокурору  в  случае  невосполнимой  в  судебном  заседании  неполноты
расследования,  а также при наличии оснований для предъявления другого
обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно
отличающееся    по    фактическим    обстоятельствам   от   обвинения,
содержащегося в обвинительном заключении.
     Вот основные  тезисы  Конституционного Суда Российской Федерации,
приведенные в постановлении от 20 апреля 1999 г.  N 7-П в  обоснование
принятого решения:
     суд, разрешая дело на основе исследованных в  судебном  заседании
доказательств,   формулирует   выводы   об   установленных  фактах,  о
подлежащих применению в данном деле нормах права и, соответственно, об
осуждении  или  оправдании лиц,  в оттношении которых велось уголовное
преследование;
     суд вправе  устанавливать виновность лица лишь при условии,  если
доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование;
     суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение
дела,  предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания  своих
позиций,  и  не  может  принимать  на  себя  дополнительно  выполнение
процессуальных функций сторон, представляющих обвинение;
     суд разрешает  дело  на  основании  поступающих к нему обращений,
которыми в уголовном процессе является  обвинительное  заключение  или
жалоба потерпевшего.
     Все эти выводы объединены общим началом - содержанием роли  суда,
его предназначением, правами и обязанностями.
     Признавая неконституционными  положения,  позволяющие   суду   по
собственной  инициативе  направлять уголовное дело для дополнительного
расследования по основаниям,  предусмотренным пп.  1 и 3 ч.  1 ст. 232
УПК  РСФСР,  Конституционный  Суд  Российской  Федерации  сослался  на
несоответствие их принципам состязательности и равноправия сторон.
     По мнению    Конституционного    Суда    Российской    Федерации,
состязательность связана со  строгим  отграничением  функций  суда  по
разрешению  дел  от  функций  обвинения  и  защиты,  каждая из которых
возложена на определенных участников процесса. Справедливое правосудие
состоит  в  том,  чтобы принимать решение по поводу уже предъявленного
лицу   уголовного   обвинения.   Суд   обязан   проверять   результаты
деятельности    органов   дознания,   предварительного   следствия   и
прокуратуры,  объективно и беспристрастно решая  вопрос  о  законности
выдвигаемых против лица обвинений.
     Этим и  определяются  цели  и  задачи   суда   по   осуществлению
правосудия в правовом государстве.
     Суду как   органу   правосудия   отводится   роль    руководителя
состязательного  процесса,  одновременно  участвующего  в исследовании
материалов дела и в завершение постановляющего окончательное решение.
     Суд не  должен  заниматься  собиранием  доказательств  виновности
обвиняемого и по собственной инициативе принимать меры  к  доказыванию
наличия в деле обстоятельств, предусмотренных ст. 68 УПК РСФСР.
     В то же  время  суд  не  должен  быть  сторонним  наблюдателем  и
слушателем,   не   влияющим  на  ход  процесса  даже  в  условиях  его
состязательности.  Напротив, он обязан принять предусмотренные законом
меры, которые способствуют реализации сторонами их процессуальных прав
по собиранию  и  представлению  доказательств,  имеющих  значение  для
правильного  разрешения  дела  и  вынесения  законного и обоснованного
приговора.
     Такой вывод о роли суда в уголовном процессе нашел свое отражение
и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. N 84
"О  практике  применения  судами  законодательства,  регламентирующего
направление уголовных дел для дополнительного расследования".
     В этом постановлении Пленум Верховного Суда РФ дал разъяснения по
ряду вопросов,  возникающих у судов при  применении  законодательства,
регламентирующего   направление   уголовных  дел  для  дополнительного
расследования.
     Конституционный Суд Российской Федерации указал,  что направление
дела для дополнительного расследования в стадии  назначения  судебного
заседания на основании постановления судьи,  выносимого без проведения
заседания  с  участием  сторон,  явно  противоречит   конституционному
принципу состязательности.
     Между тем  такой  вывод  применим  не  только  к  случаю,   когда
основанием  для  направления  дела  для  дополнительного расследование
явились  неполнота  произведенного   дознания   или   предварительного
следствия или необходимость предъявления обвиняемому другого или более
тяжкого обвинения.
     Несмотря на  признание неконституционными исключительно положений
пп. 1 и 3 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, принципы, изложенные Конституционным
Судом Российской Федерации,  должны быть распространены и на п.  4 ч.1
ст.  232  УПК  РСФСР,  предусматривающий  направление  судом  дела  на
дополнительное  расследование  при наличии оснований для привлечения к
уголовной ответственности по делу других лиц.
     Исходя из  смысла  рассмотренных Конституционным Судом Российской
Федерации норм Конституции Российской Федерации  и  их  толкования  на
базе универсальных принципов,  изложенных в постановлении,  дело может
быть возвращено на дополнительное расследование по  инициативе  самого
суда,  в том числе и при назначении судебного заседания,  по пп. 2 и 5
ч.  1 ст. 232 УПК РСФСР, поскольку альтернатива принятия судом другого
решения отсутствует.
     В случае  же  необходимости  разрешения  на   стадии   назначения
судебного заседания ходатайства о возвращении дела для дополнительного
расследования по основаниям,  предусмотренным пп.  1, 3и4 ч. 1 ст. 232
УПК  РСФСР,  суд  должен  назначить  и  провести  судебное заседание с
участием сторон по аналогии с  порядком,  установленным  ст.  432  УПК
РСФСР, и вынести соответствующее решение.
     Тем самым,  по мнению Пленума Верховного Суда РФ,  будет соблюден
принцип состязательности сторон в судебном процессе.
     Как уже  отмечалось,  Конституционный  Суд  Российской  Федерации
признал   не   соответствующими   Конституции   Российской   Федерации
положения,  возлагающие на суд обязанность по  собственной  инициативе
возвратить   уголовное   дело  для  дополнительного  расследования  по
основаниям пп. 1 и 3 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР.
     Такое решение,   безусловно,   продиктовано   духом   времени   и
тенденциями дальнейшего развития уголовно-процессуального права.
     Однако нельзя  обойти вниманием некоторые вопросы,  которые могут
возникнуть у правоприменителей в процессе его реализации.
     Например, когда   по   делу   об   умышленном  убийстве  действия
обвиняемого должны быть квалифицированы по п.  "м" ч.  2 ст. 105 УК РФ
как  убийство  в целях использования органов и тканей потерпевшего,  а
обвинение необоснованно предъявлено по п.  "ж" ч.  2 ст. 105 УК РФ как
убийство  женщины,  заведомо  для  виновного  находящейся  в состоянии
беременности.
     Суд первой  инстанции при отсутствии ходатайства государственного
обвинителя будет  вынужден  постановить  приговор  с  признанием  лица
виновным в неквалифицированном убийстве.
     Не менее сложной является ситуация при отсутствии  ходатайства  о
дополнительном расследовании, когда в действиях обвиняемого содержатся
признаки   менее   тяжкого   обвинения,    которое    отличается    от
инкриминируемого   преступления   по  родовым  признакам,  что  вообще
исключает возможность переквалификации деяния в суде (мошенничество  и
преступления в сфере налогового законодательства),
     Определяющим для направления дела на дополнительное расследование
по основаниям пп.  1, 3 и 4 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР является инициатива
в виде мотивированного ходатайства участника процесса.  Оно может быть
заявлено  с  момента направления прокурором дела в суд с обвинительным
заключением и до удаления суда в совещательную комнату.
     Вместе с  тем  наличие упомянутого ходатайства не влечет для суда
обязанности принять по делу решение об его удовлетворении.
     Удовлетворению подлежит  только законное и обоснованное,  должным
образом аргументированное и мотивированное ходатайство.
     Независимо от  того,  инициировано  ли оно стороной обвинения или
защиты, такое ходатайство должно содержать ссылку на предусмотренные в
законе   основания,   по   которым   необходимо   возвратить  дело  на
дополнительное   расследование,    на    обстоятельства,    подлежащие
дополнительному   выяснению,   в   случае  неполноты  следствия  -  на
доказательства,   свидетельствующие   о   необходимости   предъявления
подсудимому    другого   обвинения   или   привлечения   к   уголовной
ответственности других лиц,  если мотивом  возвращения  дела  являются
положения пп. 3 и 4 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР.
     Пленум Верховного  Суда  РФ  разъяснил,  что   судам   необходимо
принимать меры к выяснению мотивов ходатайств.
     Письменное ходатайство  стороны  процесса  должно  приобщаться  к
делу,   а   устное,  заявленное  в  процессе  судебного  следствия,  -
заноситься в протокол судебного заседания.
     При этом  следует иметь в виду,  что ходатайство о дополнительном
расследовании  может   быть   заявлено   не   только   государственным
обвинителем,   обвиняемым   или  его  защитником,  но  и  потерпевшим,
гражданским   истцом,   гражданским    ответчиком,    а    также    их
представителями.  В  таком  случае  оно  подлежит  удовлетворению  при
условии,  что не выходит за пределы прав  и  законных  интересов  этих
конкретных участников процесса.
     Например, основанием для дополнительного расследования  некоторых
категорий  уголовных  дел  по  ходатайству  гражданского  истца  может
явиться  неустановление  следствием  размера   материального   ущерба,
причиненного преступлением.
     Во всяком случае,  удовлетворяя ходатайство и направляя  дело  на
дополнительное   расследование,  суд  не  вправе  сверх  изложенных  в
ходатайстве обстоятельств,  подлежащих  выяснению,  определять  задачи
стороны обвинения, указывать, в каком направлении следует осуществлять
формирование и обоснование обвинения и  определять  объем  и  характер
следственных действий.
     Ходатайства о направлении дела на  дополнительное  расследование,
связанные   с   неполнотой   предварительного   следствия,  необходимо
тщательно оценивать с целью выявления реальной возможности восполнения
имеющихся пробелов.
     При оценке  возможности  восполнимости  неполноты   следствия   в
судебном  разбирательстве  необходимо  учитывать,  что невосполнимой в
суде может быть признана такая неполнота произведенного  дознания  или
предварительного   следствия,  для  устранения  которой  требуется,  в
частности,  проведение следственных действий,  связанных с  собиранием
новых   доказательств  или  установлением  других  лиц,  причастных  к
совершению преступления,  либо производство  следственных  действий  в
другой местности или в значительном объеме.
     Если для  устранения  неполноты  дознания  или   предварительного
следствия  требуется производство экспертизы (комплексной,  повторной,
дополнительной),  то суд при наличии ходатайства должен направить дело
для  дополнительного  расследования  в  тех случаях,  когда проведение
экспертизы связано с необходимостью отыскания и изъятия дополнительных
документов, вещественных доказательств и образцов, а также когда нужно
проведение значительных по объему экспертных исследований,  которые не
могут  быть  выполнены  в ходе судебного разбирательства без отложения
рассмотрения  дела  на  длительный  срок,   противоречащий   интересам
правосудия.
     Когда имеющиеся пробелы не  могут  быть  устранены  и  следствием
исчерпаны  все  возможности  к собиранию дополнительных доказательств,
суд обязан постановить оправдательный приговор,  оставив ходатайство о
дополнительном расследовании без удовлетворения.
     Такую позицию   высказал   и   Конституционный   Суд   Российской
Федерации,  указавший на то,  что даже при наличии ходатайства стороны
обвинения о дополнении предварительного следствия в целях  дальнейшего
доказывания  предъявленного обвинения или расширения его объема суд не
обязан следовать этому ходатайству во всяком случае и возвращать  дело
для  производства  дополнительного  расследования:  он  вправе вынести
приговор, основываясь в том числе на конституционном требовании о том,
что неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ч.  3 ст. 49
Конституции Российской Федерации).
     Следующим по    значимости    является    вопрос    об    участии
государственного обвинителя в судебном разбирательстве в условиях  его
состязательности.
     Как известно,  на  практике  решение  о  том,   поддерживать   ли
государственное обвинение по тому или другому делу,  в суде фактически
отдано на откуп ведомственных актов Генеральной прокуратуры РФ.
     В то  же время не следует забывать,  что прокурор обладает правом
вступить в процесс  в  качестве  стороны  по  любому  делу  публичного
обвинения   и  участие  в  судебном  разбирательстве  обязательно  для
последнего, если это сочтет необходимым суд (ч. 2 ст. 228 УПК РСФСР).
     Таким образом,   уклонение   от   поддержания  непосредственно  в
судебном следствии предъявленного подсудимому обвинения, содержащегося
в   обвинительном  заключении,  в  котором  фактически  сформулирована
позиция прокуратуры,  не может свидетельствовать о нарушении тем самым
ни  принципа  состязательности сторон,  ни какой-либо нормы уголовного
процесса.
     В связи  с этим,  если прокурор не участвует в судебном заседании
при надлежащем его уведомлении о дате  слушания  дела,  а  в  процессе
судебного  разбирательства  суд  придет  к  выводу  о  наличии по делу
неполноты  следствия,  отсутствие   обвинителя   не   будет   являться
препятствием для вынесения судом по делу оправдательного приговора.
     Такое неучастие  прокурора  не  должно  влиять   на   возможность
удовлетворения    ходатайства    стороны   защиты   о   дополнительном
расследовании.
     И все-таки   при   назначении   к   судебному   заседанию  дел  о
преступлениях,  отнесенных к категории тяжких и особо тяжких,  а также
дел,  представляющих  определенную  сложность,  судьям  следует решать
вопрос об обязательном участии по ним государственного обвинителя.
     Немаловажными являются   вопросы,   связанные   с   обжалованием,
опротестованием и рассмотрением соответствующей  вышестоящей  судебной
инстанцией    приговоров:   оправдательного,   постановленного   ввиду
неполноты следствия, обвинительного, констатирующего виновность лица в
менее   тяжком  преступлении,  но  отличающегося  от  инкриминируемого
преступления по родовым признакам,  которое признано  доказанным,  или
приговора  в  отношении  обвиняемого,  в действиях которого фактически
содержатся признаки более тяжкого преступления, чем предъявленное.
     Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, оправдательный приговор,
постановленный  судом  в  связи  с  имеющейся   по   делу   неполнотой
произведенного   следствия,   может  быть  отменен  в  соответствии  с
требованиями ст.  342 УПК РСФСР,  только если он является незаконным и
необоснованным.
     Законодателем не  установлен  исчерпывающий  перечень   нарушений
процессуального   закона,   относящийся   к  существенным  и  влекущим
направление дела для дополнительного расследования.
     В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ в п. 13 постановления от
8 декабря 1999 г. дал соответствующие разъяснения.
     Направление дела  дня дополнительного расследования по основанию,
предусмотренному п.  2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, может иметь место, если
допущенные    органом    дознания   или   предварительного   следствия
существенные  нарушения  уголовно-процессуального  закона  привели   к
лишению или стеснению гарантированных законом прав участников процесса
или иным путем повлияли или могли повлиять на всесторонность,  полноту
и объективность исследования обстоятельств дела.
     Дело подлежит  возвращению   для   производства   дополнительного
расследования, если, в частности:
     допущено нарушение требований ст.  126  УПК  РСФСР,  т.е.  вместо
предварительного следствия проведено дознание;
     предварительное следствие проведено по материалам,  выделенным из
другого дела в отдельное производство в отношении иного лица по новому
обвинению, без возбуждения уголовного дела;
     при предъявлении обвинения допущены нарушения требований ст.  144
УПК РСФСР (не указаны статья УК,  часть или пункт  статьи,  конкретные
действия  обвиняемого,  либо при совершении нескольких преступлений не
дана правовая оценка каждому из них и др.);
     формулировка обвинения,   данная   в   обвинительном  заключении,
существенно отличается от предъявленного обвинения;
     обвинительное заключение     не     утверждено    соответствующим
прокурором)  кроме  случая   составления   обвинительного   заключения
прокурором;
     предварительное расследование     произведено      лицом,      не
уполномоченным на то законом либо подлежащим отводу;
     нарушено требование ст.  49 УПК  РСФСР  об  обязательном  участии
защитника в процессе дознания или предварительного следствия;
     обвиняемому, не   владеющему   языком,   на    котором    ведется
судопроизводство,    не    предоставлен   переводчик;   нарушен   срок
предварительного  расследования;  вопреки  закону  участники  процесса
(обвиняемый,   защитник,   а  также  потерпевший,  гражданский  истец,
гражданский ответчик и  их  представители)  не  ознакомлены  со  всеми
материалами дела.
     Принятое Пленумом  Верховного  Суда  РФ  постановление   послужит
серьезным подспорьем в работе не только судьям, но и всем практикующим
в сфере уголовного судопроизводства юристам.

Заместитель Председателя Верховного Суда
Российской Федерации
                                                            В.П. Верин
    

Печать

Реклама
2003 - 2014 © НДП "Альянс Медиа"
Юрист3
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Allmedia Rating